Цветной мир — 4

Творческое мышление — мышление цветное

Рыжий, красный — человек опасный. Есть такая повесть у замечательного писателя Сергея Абрамова. Опасный или прекрасный — еще вопрос. Наш рыжий — отчаянно-прекрасен.

Бронзовый загар на твоей коже — бронзовое обветренное лицо — бронза старого сада, омытого солнечным сентябрьским дождем.

Темно-золотой цвет — это не только неизменное благородство, это верность своему предназначению. Это принципы, это убеждения, это те ценности, которые не тускнеют со временем, напротив — обретают все большую значимость. Восхитительный цвет.  Но разве есть другие? Золотисто-березовый капает смолкой на ладошки, гуммигут — клоун в кленовом лесу,  сиена — берегиня и защитница. Она настолько тепла!..  Темно-мандариновый истекает соком — бесконечным соком, благоухает, манит, в шезлонге сидит китайский мандарин, которого обмахивают веерами сдержанно-улыбчивые слуги. В тыквенном горит огонь хэллоуина. Пирожки с тыквой и тыквенная каша — сладкие, даже приторные, с сахарными манерами. Великанша тыква, как императрица всех огородов, восседает на овощном троне и заливисто хохочет.

Цвет — последний вздох Жако. Это забавник, затейник Жако придумал розыгрыш — вздохнул, скосил глаза на толпу, испытав немалое удовлетворение от дурачества. Дышит, дышит Жако — так кричали люди,  толкая друг друга локтями от избытка чувств. Дышит, живет, дурачок, цвет длится — и нет ему перемены. Ведь рядом — чувственный, ярчайший мандариновый, возбужденный сигнальный оранжевый и — вот же он —  оранжевый, мой дорогой, милый оранжевый, сама естественность и безудержная радость. Он не играет, он — так живет. Улыбка, фантазия, счастье  — его суть.

Я смотрю за окно — и вижу отборный желтый на фоне небесного. Отборный желтый на фоне небесного. Этот желтый отобран сегодняшим днем — позднеоктябрьским — я писал этот текст в октябре, — янтарно-лазурным, живым, вспархивающе-вздрагивающим, днем-аппликацией из любопытных синичек, теней на бурой коре, озаренной солнечными лучами, мешаниной неопавших листев, светлым обморочьем. Солнцедень, солнцегод, солнцевек!

Отборный желтый — отборный Господом Богом и людьми переносит нас сначала к янтарному — еще более отточенному солнцем и возвышенному, исключающему всякую лесть и неправду, а затем мы входим в царство госпожи Яндекс — и это цвет яндекса, он так и именуется. Это горячий желток, вот что это — поисковые роботы похожи на птенчиков-цыплят.

И меня совершенно восхищает цвет желтого школьного автобуса или небезызвестной подводной лодки, бороздящей мечты хипповатых юношей и девушек. Они помолвлены золотистым. Вот цвет!

Золотистый как синоним обожания. Золото на голубом.

Горчичный так доверчив, а песочный мил ликом и свеж, по нему проходят сонные буйволы, цвет кожи которых уводит в далекую медитацию, восхищенное оцепенение. Я пристально вглядываюсь в цвет старого льна. Он так похож на буйволиный, но мы не станем спешить. Лен чуть определеннее и сдержанней. Но это два чудесных зрачка одного влюбленного человека. Одним он вглядывется в себя, другим — в окружающий мир. И зрачки иногда меняются, играют в прятки друг с другом и с миром.

А дальше, как по легким невесомым ступенькам — шаг — вдох, шаг — выдох, мы перебегам к ласковому оранжево-персиковому, белому навахо, такому мудрому и прямодушному, кокетливому темно-персиковому и наивному желто-персиковому, умиротворенному пшеничному и к собственно персиковому — неуловимому цвету, благодарному, смиренному и изящному.  Продолжение персикового — желто-розовый, с тоненькой поволокой дремоты. Цвет побега папайи ответственнее и как-то суше. Он указывает, но не настаивает. Впрочем, он чрезвычайно обаятелен.  А потом рассыпается в ладонях белопенное — морская пена целует ладони, просит о прощении и прощает всех сама. И вот он — белый — холодный и чистый, как взгляд пророка. И трогательный бежевый, смутившийся и смущающий, чудесный льняной — так бы и держал его за пазухой всю жизнь, как зримое выражение благодарности Богу за все.

И — добро пожаловать цвет испуганной нимфы. Ты дрожишь? :) Кого ты увидела за теми кувшинками или, быть может, ты в предвкушении того, кто должен придти и увидеть твою наготу?

Посмотри, вот сливочный цвет — он куда мягче и легче, чем ты… Впрочем, он тоже чуть настороже, быть может увидел пергидрольную блондинку — о, эта мадемуазель не стесняется в средствах, с помощью которых она может произвести впечатление на жадных мужчин.

И сейчас мы делаем шажок к  желто-коричневому — явному кавалеру желто-розового и встречаем загадочный шамуа

Цвета мира 1

Цвета мира 2

Цвета мира 3

Цвета мира 5

Цветной мир бесконечен!

Увенчанный любовью красоты , , , ,

  1. Пока что нет комментариев.
Необходимо войти на сайт, чтобы написать комментарий.