Даосская история

Даосская история

Жил да был один добрый крестьянин.

Жил он, да был и не один причем, а с любимой женой. Может, и не любимой, если разобраться, а просто — с женой. Сварливой женой, недовольной женой, бурчащей женой. Но все же — родной женой.

И, как это иногда встречается в китайской полусказочной жизни,  пришла к крестьянину лиса.  Лиса влюбилась в крестьянина (бывает, знаете ли), влюбилась так, что пришла к нему и стала предлагать ему себя. А крестьянин мнется и чинится, объясняет ей, мол, женат он и негоже с женой ему расставаться.

Тогда лиса ему и выкладывает, что дурак он, ибо жена его сварливая, недовольная, бурчащая, да мало того, еще и грубиянка, и сжить его со свету хочет. А крестьянин — ни в какую. Хоть и вправду жена такая, как лиса говорит, да своя. Родная.

Ушла лиса не солоно хлебавши, как говорят уже в русских сказках. Но крестьянина забыть не смогла. Или просто помочь ему захотела… Вышла она перекрестье дорог, поставила котел, наполнила его водой и стала нагревать. Кипит вода, кипит. А мимо в ту пору шла крестянская жена. Видит она лису, видит котел и интересуется: зачем тут котел и чего ты, лиса делать собираешься?

Лиса в ответ: собрала я со всего света богатство, счастье, удачу, наполнила всем котел, добавила колдовских зелий и теперь все это сварю, да выпью.

И что же потом с тобой будет, спрашивает жена крестьянина.  А лиса отвечает, что потом она станет самая богатая, счастливая, удачливая и так далее. Крестьянская жена глаза вытаращила, и думает уже как ей лису обдурить, самой в котел сигануть.

Что, собственно, и произошло. Отпихнула лису в сторону, шасть в котел и, как в известной сказке… там сварилась.

А лиса колданула как следует и превратилась в дивную девушку, внеше похожую на крестьянскую жену, да только добрую, нежную и ласковую.

Пришла в крестьянский дом, стала хлопотать по хозяйству. Тут убралась, там протерла, обед приготовила, полы помыла, курям (или кому надо было) корму дала. Сидит, ждет мужа. Приходит крестьянин. Ахает, охает, однако же мысленно. Вопросами не задается. Поели они, лиса в образе девушки его заботой окружила, занежила. Стали они жить-поживать, добра наживать…

И вот в таком довольстве и радости прожили они год. И как-то осенью в дверь их избушки-хижины постучал кто-то. Крестьянин открыл дверь — а за ней мудрый старец-даос. Попросился даос на ночлег. Конечно, крестьянин с женой его приютили, угостили, а наутро, когда даос уже собрался уходить, он возьми да спроси у хозяина, знает ли тот, с кем делит кров, пищу и постель?

И вот вообразите эту сцену. Даос смотрит на крестьянина, крестьянин — на даоса. Где-то во внутренних покоях дома хлопочет жена, которая, возможн, подозревает об этом разговоре.

И крестьянин улыбается, а потом отвечает даосу вопросом на его вопрос, спрашивает, будет ли ему лучше, радостнее жить, если он обретет знание…

И даос постоял еще в задумчивости, качнул головой, да и пошел своей дорогой, так ничего не сказав.

Морали не будет :)

Зато будет приглашение почитать что-нибудь еще…

  Каждый уже имеет то, что ему необходимо для…

   Тишина и сосредоточенность

  Изменчивое постоянство, постоянство в изменчивости

Приют любви, он вечно полн , ,

  1. papasha
    12 мая 2011 в 21:18 | #1

    Ох какая сказочка скользкая… Ну ни как мораль на неё не навешивается! :) Лисаи и старец-даос особых эмоций и внутренних противоречий не вызывают, а вот крестьянин… Сипатичный мужик, но как-то тревожно на сердце за него. Впрочем, год — срок небольшой, всё может измениться и не раз. :)

Необходимо войти на сайт, чтобы написать комментарий.