Главная > Вот муза, резвая болтунья > Вторая пресуппозиция НЛП: «Каждый уже имеет то, что ему необходимо»

Вторая пресуппозиция НЛП: «Каждый уже имеет то, что ему необходимо»

Каждый уже имеет то, что ему необходимо

Базовые пресуппозиции НЛП: каждый уже имеет то, что ему необходимоЖил-был Отброс Общества. Прямо скажем – страшненький был Отброс, прямо Отброс Отбросович. Никто его не жалел… А если и подумать – за что его жалеть? Чавкает, сморкается, плюется, говорит гадости, смотрит исподлобья, ржет как жеребец, ходит в рубище, причем – напоказ.

Была у него манера – встать посреди площади в многолюдные день, выкатить зенки на гуляющую толпу и бормотать, неистово потрясая ручонками: «Я жуткий пламенный Отброс. Я завтра дорасту до звезд. И плюну сверху вниз тогда. И заплюю вас, господа». Как видите, любить его было совсем невозможно. Пробовали… Но – нет, невозможно. Бить тоже пробовали, но он был скользкий какой-то, неуловимый. Его бьешь, а он бормочет, вращает зенками, какими-то проклятьями сыплет. Караул!

Как-то раз собрался Городской Совет – решать уже, наконец, что делать с Отбросом. Встал Градоначальник, сказал речь. Говорил, что Отброс позорит город, что критически снизился поток туристов, что скоро город вообще закроют из Центра на вечный карантин. Все стали поддакивать – ясное дело, никому не охота с Градоначальником спорить. Только один Добрый Крендель встал, откашлялся и сказал: «Дадим ему еще один шанс».

«Да уж давали!», — возмутился Градоначальник. «Надо еще дать!», — твердит свое Крендель.

А Крендель этот был такой, знаете… малость упертый. Не свернешь, хоть и добрый… А, может, потому и не свернешь?

Согласился Градоначальник на кренделевское предложение. Ну, стало быть, надо этот еще один Шанс как-то Отбросу передать. Вызвался сам Крендель. Пошел. Пришел. Смотрит. Отброс лежит в какой-то вонючей луже и насвистывает: «Неба утреннего стяг, в жизни важен первый шаг. Слышишь – веют над страною ветры яростных атак». «Привет», — говорит Добрый Крендель. Отброс молчит, пузыри пускает. «Ну, ладно, можешь не отвечать, — говорит Крендель. – Вот возьми тут, погляди на досуге». И бросил Крендель Шанс около лужи, да и ушел восвояси.

Отброс поворочался еще немного, потом соснул, проснулся и уставился на Шанс. Открыл его и прочел: «Ты уже имеешь все, что тебе необходимо». Отброс как прочел эти слова, так немедленно впал в транс. До сих пор все ему твердили, что он ни черта не имеет: ни характера, ни воли, не решимости, ни дисциплины, ни интеллигентности, ни образованности, — в общем, быдло быдлом. А тут – такой поворот. «Неожиданно», — пробормотал Отброс, так и не выходя из транса.

Просидел от в трансе дней пять-шесть. Люди ходили вокруг лужи, недоумевали. Сидит Отброс – тихо сидит, не плюется, не сморкается, зенки не таращит. Вроде – думает о чем-то, а вроде просто спит. Но уже хорошо, что тихо! К концу недели взяли его полегоньку и перенесли в кусты боярышника. В луже-то все-таки мокро, у Отброса попа намокла.

А боярышник как раз пошел в цвет, попер вверх и вширь. Разрослись кусты чрезвычайно, так что совсем Отброса скрыли. И стало совсем непонятно, под каким именно кустом он сидит в своем глубоком трансе.  Градоначальник на радостях, что Отброс более городу не вредит, выписал Доброму Кренделю фунт изюму (сам-то мэр из Центра тонну получил). Ну и спустя малое время об Отбросе забыли, как будто и не было его никогда.

Как вы понимаете, любезные моему сердцу читатели, сейчас, по законам драматургии, должно состояться второе появление нашего героя. Если, конечно, Отброс Общества вообще можно считать героем. Но – по сути вы правы. Дело было так.

Спустя пять лет после описанных событий в город потекли толпы путешественников. Однако чудные были эти толпы. Их мало волновали достопримечательности города и даже экскурсии по знаменитому колбасно-кондитерскому заводу, выпускающему знаменитые на всю страну сахарные пончики с ливером (гадость ужасная, между нами) не пользовались былой популярностью.

— В чем дело? – вопросил как-то Градоначальник у своего верного помощника, Доброго Кренделя. – Чего хотят все эти туристы-бездельники?

— Говорят, в лесной чаще живет Цвет Нации, — объяснил Крендель. – Все прут к нему, хотя лицезреть и вдохновиться…

Градоначальник заволновался. «Как же так! – воскликнул он. – Отчего не знаю! Немедленно к нему  — лицезреть и вдохновляться».

Сказано – сделано. Попер.

А надо сказать, у Градоначальника скопилось к тому времени проблем – выше дворцовой крыши. Потенция — ослабла, жена — под подозрением, с тещей – разногласия, тесть — на рыбалку не берет, перманентная бессонница, хронический синусит, бородавка на носу, а еще подлец шталмейстер ворует и пропивает помаленьку бюджет. А никак не прищучить, ибо у подлеца большие связи Наверху.

Пришли к Цвету Нации. Тот  выходит навстречу, улыбается, подмигивает.

Градоначальник сощурился, вглядывается – знакомая физиономия, но никак не вспомнить…

— Что,  — спрашивает Цвет Нации, — привело вас ко мне.

— Это… — вдруг заволновался Градоначальник. – Хотим, значит, лицезреть и вдохновиться…

— Совет нужен, — объяснил Добрый Крендель.

— И чего же вы ко мне пришли? – удивляется Цвет Нации. – Ты ему и помоги, как мне когда-то. Помнишь? — «Каждый уже имеет то, что ему необходимо».

Тут-то Добрый Крендель сообща с Градоначальником и впали в совместный транс, правда, довольно комфортный и благоустроенный.

Вышли они из него значительно посвежевшими и обновленными. Да и то сказать – ведь каждый из них уже имел все то, что им было необходимо. Но иногда требуется время, чтобы это осознать.

***

Всякая ситуация имеет несколько выборов. Поэтому, если что-то не работает, сделайте это по другому

Вот муза, резвая болтунья , , , ,

  1. Пока что нет комментариев.
Необходимо войти на сайт, чтобы написать комментарий.