} ?>

Первая пресуппозиция НЛП: «Карта — не территория»

07.06.2010

Пресуппозиция в НЛП - это идея, которую мы принимаем, как безусловную - для того, чтобы коммуникация имела смысл

Карта – не территория

Карта не территорияКак-то один славный-преславный король решил уточнить границы своего царства-государства. Ибо границы эти то и дело менялись – то паша слева оттяпает кусочек, то эрцгерцог сверху посягнет на лесочек, то хан справа прихватит канаву, то князь снизу урвет половину. Приходилось, ясное дело, посылать войска - отвоевывать. Заодно с уточнением границ король повелел создать подробнейшую карту царства, ибо она отсутствовала в силу… ну, в силу безалаберности его предшественников.
Кинул король клич – кто царство обойдет и самую точную карту составит, тому полцарства-государства и центнер пива впридачу.
Вызвались пятеро.
Пастух Ермолка, повар Серёнька, ученый Анастасий, боярин Афанасий и поэт Карл Густав Арцыбашев – любитель молодух и манной каши.
Пошли, черти, карту составлять. Год ходили-два бродили, три пары сапог измочалили, наконец, ко дворцу вновь причалили.
Тащат свои карты. Разложили в тронном зале прямо на полу. Король со свитой ходит – глаза таращит. Свита скромно помалкивает.
- Надо лупу, - бормочет Его Величество.
Принесли лупу.
Его Величество ползает-ерзает, карты изучает, сличает, - а сам мрачнеет как туча, зыркает очами, как буревестник летучий.
- Что за едрить вашу вы тут мне понатащщили! – орет. – Как это понимать, паразиты вы эдакие. Пять пар сапог измочалили, невесть где бродили, причалили, а на картах непонятно что! Карты час изучаю – бьюсь, сличаю, так поверну, так изогну, так повыверну, так нагну – все один разнобой. Головы вам долой!
Повалились пятеро в ноги, вопят: «Не вели казнить, вели объяснить».
Ермолка челом бьет, смешит народ. Он лужки отмечал, ну и болота примечал. На лугах пусть пасутся коровы, а в болота – ни-ни (чтоб коровы были здоровы).
Серенька говорит – и у него зверский вид. Серенька по кушаньям и напиткам большой спец, вот он и обошел все царство насквозь и окрест – где растет валуй, где малина, где только волчья ягода, а где и хмелина.
Ученый Анастасий важен и вальяжен. Энтот удалец поет как скворец: я водные артерии изучал, речки и озера намечал, чтобы водяные мельницы поставить и экономически мудро править.
Боярин Афанасий вышел вперед, упер руки в бока и давай басить. Пока – говорит, - вы тут валандались (чтоб ваши валуи на лбу отпечатались), я все дороги обошел, новые торговые пути нашел. Вот это – говорит – экономика, а мельницы, не обессудь, Анастасий – хреновенько!
Ну и остался Карл Густав Арцыбашев (отощал, милый, без манной каши) – поэт ядреный, красавец лощеный, любитель женатых молодух и собиратель мужниных оплеух. Говорит Карл Густав, мол, он все ноги ободрал, все горы обскакал, чтоб поближе к звездам быть, - и решил поэму сотворить, прославляющую короля (не рубите – намекает – голову мне пока).

Рифмы – рифмами, а королю – засада, но решать что-то с картографами надо.
Вот и решил король карты объединить, чтобы цельную картину получить.
Да, кстати, еще отряд картографов на труды послать (чтобы еще более цельную карту в дальнейшем получать).

«Карта – не территория», - подвел итог король, - Хоть ты эту карту тысячу раз обмусоль.

На фотографии - обаятельный король Савва - смотрите первоисточник

***

Каждый уже имеет то, что ему необходимо


Оставьте комментарий к этой записи ↓

Войти, чтобы оставить комментарий