Главная > Вот муза, резвая болтунья > Пятая пресуппозиция НЛП: «Смысл сообщения – в реакции, которую оно вызывает»

Пятая пресуппозиция НЛП: «Смысл сообщения – в реакции, которую оно вызывает»

Смысл сообщения – в реакции, которую оно вызывает


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Каждый раз, когда Ваня собирался сказать Тане о своей любви к ней, он долгое время собирался с духом. Дух, однако же, собираться в одном месте никак не хотел. Он распылялся, дрожал, увиливал, и Ваня ощущал себя несчастным.

История эта началась довольно давно. Первый раз Ваня признался Тане в любви в средней группе сада. Он подошел к Тане и плюнул на ее щеку. Таня расплакалась и побежала жаловаться воспитательнице.

Вторую попытку Ваня сделал в подготовительной группе. Он бросил на Таню ледышку, когда девочка катилась с ледяной горки. Ледышка пробила девочке голову и Таню увезли в больницу с сотрясением мозга. Папа Тани хотел выпороть мальчика, но папа Вани вступился за него… И выпорол сына сам.

Потом Ваня и Таня попали в одну школу и даже в один класс. Их посадили вместе на одну парту. Ваня в третий раз признался в любви — он отобрал Танин карандаш и на уроке математики наполовину его изгрыз. Таня пожаловалась учительнице, и Ваню пересадили на первую парту с самбисткой Людой Карабушкиной. Тут уж Ваня карандаши не грыз — было не до того.

Далее, Ваня признавался Тане в любви как минимум по разу в год. Он дергал Таню за волосы, спихивал ее со скамьи, обливал водой из школьного туалета, натягивал чулок на лицо и пугал рожей Фантомаса из-за двери. Таня ничего не хотела понимать. Ко второму классу она Ваню ненавидела тихо, к пятому — стала ненавидеть громко. Весь класс был в курсе отношений Вани и Тани, и все ученики гадали, как-то Ваня объяснится Тане в любви в следующий раз.

На новогоднем празднике в шестом классе Ваня опрокинул на Таню полунаряженную елку с игрушками. Самый большой шар разбился и поцарапал Тане щеку. После этого случая папа Тани ждал Ваню у дверей школы. Папа Вани тоже решил подождать сына у дверей школы. Мужчины встретились и еле отговорили друг друга от телесных наказаний, которые каждый уже готовил для Вани. Вместо того они пошли в ближайшую забегаловку, напились коньяка и долго вспоминали собственные объяснения в любви.

— Люблю настойчивых, — сказал папа Тани. — И ты, как свекр, мне очень даже…

— Тогда, еще по одной, — предложил папа Вани.

И они снова выпили.

В это время Ваня закидывал снежками окошки Таниной спальни. А Таня сидела в обнимку со своей мамой и твердила: «Я убью этого идиота».

Мама вздыхала — она-то помнила, как папа Тани в восьмом классе укусил ее однажды за локоть, сопроводив это словами: «Близок локоть — так хоть укушу». В то время мама Тани встречалась с мальчиком Володей, который читал фантастические повести Ефремова и пересказывал их от корки до корки. Танина маму порядком устала от Ефремова, но и быть постоянно покусанной ей не слишком хотелось.

Шли годы. Ваня не сдавался. Во время выпускного после девятого класса он подпалил Тане платье. В десятом классе отстриг прямо во время урока прядь Таниных волос. В одиннадцатом он впервые в жизни пригласил Таню на танец.

— Можно тебя пригласить? — спросил Ваня, подойдя к Тане — но не слишком близко. Ему было страшно.

Он стоял, потупившись и тяжело сопел.

Таня хмуро посмотрела на него и чуть было не отказала… Но передумала. Ей пришла в голову одна чудесная мысль.

Весь медленный танец Таня прокружилась, стоя на Ваниных ногах. Точнее, кружился он, а Таня с наслаждением упирала свои острые каблучки в носки Ваниных туфель. Таня не сводила глаз с Вани. Ваня не сводил глаз с нее. Ни единого вздоха, ни жалобы, ни упрека. Ни закушенных губ, ни дрожания ресниц, лишь легкая бледность. Ваня смотрел на нее во все глаза, зрачки были огромные, как у… В общем, огромные настолько, что у Тани закружилась голова. Весь класс остановился и наблюдал за эти танцем.

Когда музыка перестала и Таня сошла с ног Вани — между прочим, ей тоже было не легко, лодыжки изрядно затекли, — он проводил ее в школьный двор. На небе были звезды. А кусты благоухали черемухой. А, может, сиренью. Или чубушником. Одним словом, здорово благоухали. Ваня присел на каменные ступеньки и тихо спросил у Тани: «Я твой?»

И девочка, совсем не раздумывая, ответила: «Да».

***

Нет неудач, есть обратная связь


Вот муза, резвая болтунья , , , ,

  1. Пока что нет комментариев.
Необходимо войти на сайт, чтобы написать комментарий.